Без повода

− Как это без повода? − едва не подавившись ромашковым чаем, переспросила я. Еще никто не просил меня взять у себя интервью просто так. − А вот так, − Кассандра закинула в рот ириску. − И вообще, за каким Салазаром нам нужен какой-то повод?

Проводив последнюю «Кис-Кис» печальным взглядом, я, наконец, изрекла глубокомысленное: − Ээээ? Касс закатила глаза. − Ну, я к тому, что всегда можно напечатать какую-нибудь сплетню. Которая, может, даже и не сплетня вовсе... Например, что я ухожу в Аргемону. И название такое… − змейса помахала рукой в воздухе, подбирая слова, − пафосное и интригующее: "Последние дни змейсы". Перед моим внутренним взором тут же возникла картинка с выпуском Змееуста, на развороте которого выведено изумрудными чернилами пафосное и интригующее.

− Так, стоп. Что значит сплетня - не сплетня? Ты что, правда решила уйти? Наверное, это прозвучало слишком истерично, но перспектива потерять одного из немногочисленных корреспондентов - не самая приятная новость. Касс довольно сощурилась.

− Страшно, да? − злорадный смешок прокатился по комнате, − вот ты думаешь, почему меня столько времени в замке не было?

Я хотела было брякнуть что-нибудь про типичный для змейса затяжной пЫвной запой, но из вежливости промолчала и просто пожала плечами: мол, знать не знаю. Впрочем, Касс вряд ли так уж интересовал мой ответ. − Это я сейчас всем говорю, что меня маглы завербовали и работать заставили. И в этом есть доля правды, но лишь доля, - откинувшись на спинку стула, Кассандра принялась насвистывать чудаковатую песенку, до странного напоминающую мне арию Мефистофеля. Наконец, тяжело выдохнув, Кассандра продолжила рассуждения.

− Допустим, что я собралась уходить. Что я должна сделать в первую очередь? Правильно, собрать чемодан, − резко вскочив со стула, Касс направилась к шкафу и вынула из него большой, потрёпанный временем чемодан. Увидев же мой ошарашенный взгляд, змейса-путешественница продолжила: − Дальше надо собрать все свитки, мантии, пустые бутылки из-под пЫва.

Пошарив рукой под столом и обнаружив вместо пустых бутылок только пучок паутины, Касс выдала: − Мда, бутылки нынче дефицит. − Бутылки-то тебе зачем? − задумчиво изрекла я, наблюдая за хаотичными перемещениями подруги. − И вообще, отставить сбор вещей! Моих вещей, между прочим!

Осмотревшись, Кассандра обнаружила, что это и впрямь не ее вещи. Натянув виноватую гримасу, змейса принялась расставлять все обратно, бурча себе под нос что-то невразумительное. После окончания «уборки», запыхавшаяся Кассандра плюхнулась на пол и, тяжело вздохнув, спросила: − А может, и правда стоит уйти? − и, выдержав короткую паузу, продолжила,− Лиска, ты никогда не думала о том, чтобы покинуть стены Хогвартса и пойти на поиски приключений куда-нибудь еще? Не возникало у тебя чувства, что здесь ты сделала все, что могла? В воздухе повисла гнетущая атмосфера. Я нервно прихлебнула чай, который вдруг резко потерял свои успокаивающие свойства.

Уйти из Хогвартса? Покинуть редакцию и бросить любимый кактус? Я посмотрела на кактус, цветущий огненно-алым - вопреки нехватке солнечного света и чересчур регулярным поливкам (пожалуй, настолько чересчур, что оставалось удивляться, как в горшке еще не выросла клюква), под которые была замаскирована хитрованская лисячья шпионская деятельность за тем, что же интересненького прячет в ящике стола коварный быший главред. И решительно сказала: − Нет. И еще раз: − Нетушки! Ни-за-что. Мою тушку вынесут отсюда только вперед лапами! − и поболтала под столом задними лапами, надеясь, что Касс не видно, что я не достаю до пола добрую четверть фута. − И чего это ты заговорила таким тоном? Уйти, все бросить... Чем тебя стены не устраивают? Ну, падает штукатурка иногда... Так каски-то на что? А я, между прочим, еще не научилась мвахахакать в нужной тональности! И являться в кошмарах! Мвахах! Видишь, эффект не тот...

Эффект и правда был не тот - Касс все еще была в сознании, мелкой дрожью не дрожала и смотрела на меня с примесью веселья и жалости. Тоже мне, подруга! Могла бы хоть изобразить священный ужас и подыграть несчастной, чья самооценка и так находилась ниже уровня Слитеринских подземелий. Кассандра окинула тоскливым взглядом комнату. Было видно, что змейсу тяготит нечто, чему она никак не может подобрать слов.

− Я, собственно, уходить не хочу, но… − пронеслось гулким шипением по комнате, − Предметов становится меньше, профессора покидают свои кабинеты, а им на смену пришло самоуправление. Бррр… − Кассандра поморщилась и продолжила, − от одного лишь слова в дрожь бросает. Ученики начинают учить учеников. Что за дикость?!

Кассандра с негодованием вскочила с пола и принялась судорожно бродить от одной стены к другой. В какой-то момент она настолько начала походить на змейку из электронной игры, собирающей по полю яблоки, что перед моим внутренним взором тут же мелькнула картинка: Касс врезается в собственный хвост и распадается на паркет пикселями.

− Гейм овер… Касс, это жизнь. Маленькая такая жизнь маленького такого Хога. Кто-то уходит, кто-то приходит. И все мы друг у друга чему-то учимся... − наклонив голову, я смерила Кассандру оценивающим взглядом и, загадочно пошуршав в том самом ящике стола, извлекла на свет початую бутылку «Слеза Салазара» и пару стаканов. − Например, что змейсам без пЫва лезут в голову мысли о смысле бытия и всем таком прочем, а это вредит нашей хрупкой душевной раздолбайской организации. Как думаешь, сойдет это за повод прикончить этот напиток богов и пойти уже в…закат, падать лицами в праздничный торт? Судя по запаху, Чешир уже закончила свои кулинарные эксперименты. Посмотрев на бутылку и следом на меня, Кассандра согласно кивнула и села напротив, нетерпеливо потирая руки. Кажется, змейса даже немного повеселела.

Сидели змейсы ещё долго, и не раз вспоминали былое и не былое. А как день подошёл к концу, дописали финальную статью и с полным отсутствием совести ушли в закат. Точнее дальше гостиной они не ушли – все-таки зря что ли репетировали художественные прыжки в тортики?

#Выпуск45